В связи с неопределенностью этих понятий в гражданском законодательстве России у сторон по договору страхования часто возникают существенные проблемы. Проблема определения страховой стоимости имущества, имеющего материально-вещественное воплощение, возникла в нашей стране с началом развития коммерческого страхования в конце 80-х, начале 90-х годов прошлого столетия. Связана данная проблема с ограничениями, предусмотренными действующим гражданским законодательством РФ. Гражданский кодекс (ГК) РФ (п. 1, ст. 942) гласит, что определение размера страховой суммы является существенным условием договора имущественного страхования. И если при страховании ответственности стороны определяют страховую сумму по их усмотрению, то при страховании имущества или предпринимательского риска в статье 947 ГК РФ такие ограничения предусмотрены. В пункте 2 вышеуказанной статьи сказано, что «при страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую) стоимость. Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования. ». Попробуем разобраться с написанным. Оставим пока ссылку на «иное», к ней мы ещё вернёмся, и ответим на вопрос, а что же такое действительная (страховая) стоимость. Российский законодатель данное понятие не определил, что привело к полной неразберихе на практике. Каждая из сторон по договору страхования вправе толковать понятие «страховая стоимость» по своему усмотрению. Однако при всем многообразии возможных подходов можно выделить два основных. Первый вариант: действительная (страховая) стои-
мость — это рыночная стоимость имущества. Второй вариант: действительная (страховая) стоимость — это остаточная балансовая стоимость. Конечно, в идеале рыночная и балансовая стоимость должны совпадать, но, к сожалению, в российской практике их значения могут различаться в разы и даже десятки раз. Почему так происходит, понятно. Крупным финансово-промышленным группам, управляющим страной, невыгодно платить большие суммы в качестве налога на имущество, поэтому им и выгодно существенное занижение базы налогообложения. То же самое можно сказать и о наиболее состоятельных россиянах. Однако такая ситуация чревата неприятными последствиями для страхователя. Проблема для страхователя состоит в том, что страховая сумма, принятая по договору страхования имущества, впоследствии может быть оспорена и страховщиком, и органами налоговой инспекции. Если страховщик не воспользовался до заключения договора своим правом на оценку страховой стоимости имущества (п.1, ст. 945), то согласно статье 948 ГК РФ его можно считать умышленно введенным в заблуждение страхователем. Пункт 1 статьи 951 предусматривает, что «если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. Уплаченная излишне часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит». Если же страховщик выплатил страховое возмещение в полном объеме, то свои претензии может предъявить налоговая инспекция. В случае, когда страховая сумма была принята равной рыночной стоимости имущества, а остаточная балансовая стоимость застрахованного имущества ниже, налоговая инспекция вправе потребовать уплаты налога на прибыль на разницу между суммой полученного страхового возмещения и остаточной балансовой стоимостью имущества плюс пени и штрафы за то, что налог не был заплачен вовремя. Описанная проблема, может быть, не столь актуальна для тех видов имущества, рынок которых можно считать вполне сформировавшимся, например: автомобили, квартиры, дачи. Однако есть и другие виды имущества, такие как промышленные машины и оборудование, некоторые здания и сооружения, определение рыночной стоимости которых во многих случаях представляется весьма нетривиальной задачей. В качестве примера можно привести котел 1982 года выпуска, который вполне успешно эксплуатируется на рентабельном промышленном предприятии. Остаточная стоимость котла составляет несколько десятков тысяч рублей и выглядит явно заниженной, учитывая его вклад в конечный результат производства, в создание прибыли. Какова же его рыночная стоимость, определить практически невозможно. Рынка подобного оборудования в России нет. Котел был произведен в СССР, предприятие, его выпустившее, ничего подобного давно не производит. Аналогичное оборудование в странах СНГ в настоящее время не выпускается. Современные западные аналоги представляются принципиально иными как с технической, так и с технологической точек зрения. Вопрос о страховой стоимости рассматриваемого оборудования остается открытым, так как рыночной стоимости котел просто не имеет, а страхование по остаточной стоимости лишено всякого экономического смысла для страхователя. Кстати говоря, не имеют рыночной стоимости и уникальные предметы искусства, например картина великого художника из Эрмитажа. Она создана своим творцом в единственном экземпляре. Естественно, никакого рынка купли-продажи данной картины не существует. Если ее когда-то и продавали на аукционе, то общеизвестно, что аукционная цена не соответствует рыночной и не дает ни малейшего представления о «действительной» стоимости проданного имущества. Вернемся теперь к пункту 2 статьи 947 ГК РФ, где говорится, что договор страхования имущества может предусматривать и иное, то есть страховая сумма может быть не ограничена страховой стоимостью имущества. Казалось бы, данная оговорка практически отменяет все вышеописанные ограничения и связанные с ними проблемы. К сожалению, это не совсем так. Напомним, что пункт 1 статьи 951 ГК РФ гласит: «если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость».