Офицерская пенсия: милостыня или долг государства.
Положение усугубляется тем, что над системой льгот и привилегий военнослужащих нависла реальная угроза ее ликвидации или сильного урезания. Это опасная тенденция, так как реальный размер пенсий в связи с инфляцией и другими процессами неуклонно снижается и в недалеком будущем вряд ли будет существенно отличаться от средней по стране. Поскольку нынешняя власть претендует на историческую связь с державой Российской, созданной Петром Великим и теми его преемниками, кто на первое место ставил государственные интересы, небесполезно вспомнить, как складывалась система пенсионного обеспечения отечественного офицерского корпуса в предшествующие века и десятилетия.
Как было в Российской империи.
Исторически так сложилось, не только в России, но и в других странах, что первоначально социальное обеспечение воинов и их семей имело преимущественно натуральную форму, выражалось в предоставлении земельных уделов, предоставлении приюта в старости и т.п. Затем постепенно на первое место выходит денежное вознаграждение: начиная с эпохи Петра I практикуется выплата денежных пенсий — так называемых пенсионов. При этом сохраняются и многие натуральные виды довольствия. В XVIII в. наблюдалось переплетение различных форм денежного и натурального обеспечения уволенных со службы воинов и их семей, зачастую весьма причудливое.
Разумеется, некоторые из этих способов обеспечить старость защитника Родины иначе как анахронизмом сегодня не назовешь.
К таковым можно отнести поместную форму обеспечения. Поместье — поземельное владение, дававшееся служивым людям и делавшее их собственниками земли. Военнослужащие, как правило, получали землю еще в период несения воинской службы, задолго до увольнения из армии, и таким путем становились дворянами (людьми, которым за службу даровали двор — земельный надел). Другая форма обеспечения — так называемая кормовая (кормление). С позиций нашего времени она выглядит еще более несовершенной и чреватой острыми социальными конфликтами.
«Кормление» было трех видов: во-первых, в период военной службы вместо жалованья некоторые лица, а иногда командный состав полка целиком получали в свое распоряжение какой-либо населенный пункт, из расчета по нескольку крестьянских дворов на человека. Существовали нормы в виде «окладов в дворах». Государство гарантировало, что с уходом в отставку за «кормленщиками» сохранялось право получения доходов с означенных дворов, что являлось способом их материального обеспечения; во-вторых, в «кормление» передавались города и целые провинции путем назначения уволенных воинов на должности воевод в той или иной местности. Жителям города или провинции вменялось в обязанность содержать их: уплатой им «въезжего корма», то есть денежного налога, и натуральных сборов при первичном занятии воеводой должности, а также уплаты ему подати три раза в год; в-третьих, некоторые города отдавались в «кормление» за выкуп отдельным лицам, в том числе и из числа военных. Подобная практика, широко распространенная в XVII в., была одним из главных источников социальной напряженности в обществе. Практиковалось также содержание отставных воинов при монастырях. Государство устанавливало нормы натурального довольствия каждого воина и положенных ему денежных выплат, а также определяло число лиц, закрепленных за тем или иным монастырем. Монастыри полностью содержали отставных воинов до самой их смерти.
Петр I, начав преобразования в военной сфере, не мог не пройти к выводу о крайнем несовершенстве подобной системы экономии государственных ресурсов за счет перекладывания заботы о немощных и увечных защитниках Отечества с казны на города и монастыри. Именно при нем возникает практика назначения денежных пенсий и пособий.
Вначале пенсионы назначались отдельным лицам за особые заслуги на основании личных распоряжений государя. В массовом порядке выплачивалось инвалидное содержание увольняемым офицерам, поселяемым в специально выделенных «инвалидных городах».
Только в конце XVIII в. вышел указ, согласно которому пожизненные пенсии стали назначать офицерам, прослужившим 25 и более лет, а увечным воинам — независимо от количества прослуженных лет.
Со времени правления Павла I (1786-1801) развитие системы гарантий лицам, уволенным с военной службы, происходит по двум основным направлениям: за счет более детальной регламентации пенсионного законодательства и повышения доли денежных пенсий, выплачиваемых от правительства, в общем бюджете семьи того или иного дворянина.
Регулярная выплата пенсий начинается в России с 1803 г.
Согласно императорскому указу лицам, прослужившим не менее 20 лет и уволенным вследствие полученных ранений или приобретенных на военной службе болезней, назначалась одна треть жалованья.
За 30 лет службы при увольнении по тем же обстоятельствам половина ежемесячного жалованья, а за 40 и более лет — полное жалованье.
Второй устав о пенсиях был утвержден в 1827 г. С этого времени пенсии — преобладающий вид социального обеспечения отставных военных и их семейств.
Появление этого документа было ответом на вызов времени.
Не случайно в указе от 6 декабря 1827 г. император Николай I так охарактеризовал состояние военно-пенсионного дела в России: «Правила, по коим сии вознаграждения были доселе производимы, не имели ни надлежащей определенности, ни соразмерности. Сверх сего, не было постановлено постоянных правил на призрение вдов и сирот после смерти лиц, продолжительно и беспорочно служивших».
Попытка повысить гарантии защиты прав лиц, достойно служивших государству, как раз и была сделана в Уставе о пенсиях 1827 г. Этот закон являлся прогрессивным во всех отношениях. Пенсии были увеличены, а сроки выслуги для ее назначения сокращены.
После 1827 г. оклады пенсий изменялись в сторону их увеличения в 1834-м и 1838 гг., значительно увеличившись. С 1839 г. размер пенсии военным чинам в России более 50 лет оставался без изменений, но зато появились новые виды пенсионного обеспечения.
Социальной поддержке ветеранов способствовало также назначение отдельных пенсий за раны и увечья, выплачиваемых из инвалидного капитала, а также пенсии, выплачиваемой из эмеритальной кассы. Право на пенсию из инвалидного капитала раненым и увечным имели лица, состоящие под покровительством Александровского комитета о раненых, в ведении которого находился этот капитал, а право на эмеритальную пенсию имели все офицеры и генералы, не менее 20 лет выплачивавшие взнос в эмеритальную кассу и общий срок службы которых был не менее 25 лет.
Ряду лиц: военным педагогам, медикам, художникам, армейскому и флотскому духовенству — гарантировалось получение пенсии и по другим основаниям.
Новый устав о пенсиях от 1912 г. гарантировал увеличение их размера. Они в большей мере поставлены были в зависимость от денежного содержания, особенностей и стажа военной службы. Самым важным изменением, приведшим к увеличению пенсий, явился переход к их исчислению не только от окладов жалованья, как это было в течение XIX столетия, но также столовых и добавочных денег.
На полную пенсию имели право лица, прослужившие на общей гражданской службе не менее 35 лет. Прослужившим менее этого срока, но более 26 лет гарантировалась пенсия в половинном размере.
Широкая градация отличала размер пенсий для выходивших в отставку «по совершенно расстроенному на службе здоровью» или «приключившейся неизлечимой болезни». Лица этой категории, прослужившие от 10 до 20 лет, могли рассчитывать только на 1/8 максимального пенсионного оклада, зато прослужившие 30 лет — на полный оклад.
Не забыты были и семьи военнослужащих, погибавших за Отечество. Гарантировалось, например, что оставшаяся вдовой жена офицера, не имевшая детей, получала половину пенсии, причитавшейся мужу. Вдове с детьми прибавлялось к этой сумме по 1/3 другой половины на каждого ребенка, так что мать, имевшая троих и более детей, получала полную пенсию.
Важной правовой гарантией лицам, увольняемым с военной службы, стало юридическое узаконивание учреждений, за которыми закреплялась ответственность за реализацию государственных мер в данной области. Со времени военной реформы Д.А.Милютина назначение «казенных пособий» производилось «уездными (окружными) и городскими воинскими присутствиями».
Пенсионное обеспечение в Вооруженных Силах СССР.
Крах Российской империи в ходе первой мировой войны и последовавшие за ним социально-политические потрясения привели к тому, что система пенсионного обеспечения, как и другие правовые гарантии, рухнула. Однако вскоре, в процессе строительства Красной Армии, начала создаваться новая система гарантий прав военнослужащих, уволенных с военной службы.
До августа 1918 г. пенсионное обеспечение инвалидов Красной Армии, семей погибших красноармейцев производилось в порядке и по нормам, установленным Постановлением Временного правительства от 11 октября 1917 г.
Однако 7 августа 1918 г. председатель СНК РСФСР В.И. Ленин подписал первый декрет о пенсионном обеспечении солдат Красной Армии и их семей, который можно рассматривать как экстренную, временную меру, рассчитанную на срок действия до издания общереспубликанского закона о государственных пенсиях.
Декрет гарантировал пенсии военнослужащим, лишившимся полностью или частично трудоспособности в результате травм, ран или болезней, полученных при прохождении военной службы, а также семьям бойцов и командиров Красной Армии, убитых, умерших от ран или пропавших без вести на войне.
21 января 1919 г. декретом СНК РСФСР действие правовых актов о пенсионном обеспечении солдат Красной Армии и их семей распространено на моряков Красного Флота Советской Республики, на военнослужащих сухопутной охраны Главного управления водных сообщений, пограничной охраны, продовольственных отрядов, железнодорожной охраны, на бывших красногвардейцев, на членов рабочих и крестьянских боевых дружин, на командный состав Красной Армии, на все категории солдат и матросов прежней армии и флота.
Ряд важных документов о социальных гарантиях бывших военнослужащих был принят в 1921, 1924, 1926, 1931, 1938 гг.
Тем не менее общесоюзный закон о пенсиях бывшим военным в СССР вплоть до 1940 г. отсутствовал, и это отрицательно сказывалось на состоянии кадрового состава Вооруженных Сил.
В 1940-1941 гг. СНК СССР наконец принял долгожданные правовые акты: Постановление от 16 июля 1940 г. — «О пенсиях военнослужащих и младшего начальствующего состава срочной службы и их семей», а 5 июня 1941 г. — «О пенсиях и пособиях лицам высшего и среднего начальствующего состава, лицам младшего начальствующего состава сверхсрочной службы, специалистам рядового состава сверхсрочной службы и их семьям».
Особое место в гарантиях государственного обеспечения военнослужащих, а также лиц, уволенных с военной службы, заняло Постановление Государственного Комитета Обороны от 28 июня 1944 г. о материально-бытовом обеспечении генералов, адмиралов и старших офицеров, существенно повышавшее престиж военной профессии.
Увеличение расходов на пенсионное обеспечение, рост числа пенсионеров сопровождались совершенствованием системы гарантий их реализации.
В частности, происходило усиление контроля за обоснованностью назначения и правильностью выплаты пенсий и пособий со стороны Финансового управления Наркомата обороны и финансовых отделов военных округов. 21 сентября 1945 г. по докладу Народного комиссариата обороны СНК СССР принял постановление, установившее дополнительные льготы демобилизованным, семьям погибших воинов и инвалидам Великой Отечественной войны.
Серьезных изменений в системе гарантий прав граждан, уволенных с военной службы, потребовал процесс массового сокращения Вооруженных Сил.
Постановлением Совета министров СССР 1954 г. офицерам, имеющим выслугу от 20 до 25 лет, увольняемым после 14 апреля 1953 г. из Советской Армии и Военно-Морского Флота по возрасту, болезни, сокращению штатов и ограниченному состоянию здоровья, была установлена пожизненная пенсия в размере 40% окладов содержания по должности и воинскому званию, независимо от возраста ко дню увольнения.
В связи с новым значительным сокращением Вооруженных Сил Совет министров СССР 20 января 1960 г. принял постановление, которое обязывало республиканские, краевые и областные органы власти трудоустраивать военнослужащих с учетом их специальности и опыта работы, а также обеспечивать жилой площадью в первую очередь. Разумеется, этот нормативный акт носил слишком декларативный характер, исполнялся в зависимости от местных обстоятельств. Но тем не менее заслуживает всяческого одобрения сама попытка ставить и решать эти вопросы.
В связи с изданием большого количества законодательных актов по вопросам пенсионного обеспечения офицеров, сверхсрочнослужащих и их семей возникла необходимость в разработке и издании нового Положения о порядке назначения и выплаты им государственных пенсий. В сентябре 1960 г. оно уже было введено в действие.
При всем скептическом отношении к брежневской эпохе, как раз тогда и был дан дополнительный импульс укреплению системы гарантий прав военнослужащих, особенно тех, кто, не щадя своей крови и самой жизни, самоотверженно служил Родине. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 сентября 1967 г. были установлены дополнительные льготы Героям Советского Союза, Героям Социалистического Труда и лицам, награжденным орденами Славы трех степеней. Они получили право на: персональные пенсии союзного значения; ряд льгот в области обеспечения и оплаты жилья, по налогу со строений и земельной ренте, по сельскохозяйственному налогу; бесплатный проезд раз в год железнодорожным и др. транспортом в любой конец страны; преимущества в обеспечении санаторно-курортным лечением. Бывшим военнослужащим было предоставлено право на лечение в поликлиниках и госпиталях Министерства обороны.
Последовавший за тем более чем двадцатилетний период характеризовался не коренными изменениями, а появлением многочисленных нормативно-правых актов, представлявших собой реакцию на различные события в мире и в стране и распространявшихся на конкретные категории пенсионеров, введение дополнительных льгот для участников Великой Отечественной войны, воинов-интернационалистов, чернобыльцев и т.д.
Военные пенсии в новой России.
В целом в 60-80-е годы наблюдалась тенденция к усилению социальной защищенности военных пенсионеров и членов их семей. Однако начиная с 1991 г. происходит резкий откат назад. Уровень пенсионного обеспечения офицерского корпуса в настоящее время вполне сравним сейчас с тем, какой существовал в первые годы Советской власти, когда народное хозяйство страны находилось в состоянии разрухи.
И вот теперь даже ныне существующий минимальный набор социальных гарантий для человека в погонах оказался под угрозой. Это чревато в недалеком будущем серьезными потерями для нашего Отечества. Как здесь не вспомнить афоризм, приписываемый Наполеону: «Народ, не желающий кормить свою армию, будет кормить чужую».
Когда же наши законодатели, демонстрирующие в значительном количестве весьма легковесный подход к острейшим проблемам государственного строительства, осознают, что офицерская пенсия — не милостыня, а долг государства?